Повторяющийся поведенческий стереотип

На протяжении нескольких месяцев при поведенческом анализе выявлялся который предшествовал парасуициду. Для Синди цепь событий часто начиналась с межличностного взаимодействия (почти всегда со своим мужем), в результате которого она ощущала угрозу, подвергалась критике, чувствовала себя нелюбимой. Эти чувства часто приводили к потребности нанести себе повреждение или убить себя в зависимости от сопутствующих ощущений безнадежности, гнева, печали. Решения нанести себе повреждение или предпринять попытку самоубийства часто сопровождались мыслью: «Я тебе покажу». Иногда доминировали безнадежность и желание избавиться от боли и страданий. После сознательного решения нанести себе повреждения или предпринять попытку самоубийства Синди немедленно диссоциировала и в какой-то момент наносила себе резаную рану или ожог, обычно в режиме «автопилота». Следовательно, Синди часто с трудом припоминала подробности своих действий. Однажды она настолько сильно обожгла себе ногу (а затем испачкала ее грязью, чтобы убедить врача уделить ей больше внимания), что потребовалась пластическая операция. Поведенческий анализ показал, что диссоциация во время сессий обычно следовала после того, как Синди казалось, что психотерапевт не одобряет, не поддерживает, особенно когда психотерапевт говорила о возможности изменений. Диссоциация во время сессий незамедлительно привлекала внимание психотерапевта. Спустя несколько месяцев после начала психотерапии стал вырисовываться устойчивый стереотип суицидального поведения, требовавшего госпитализации. Клиентка сообщала о выраженной суицидальной идеации, выражала сомнения в том, что ей удастся противостоять желанию себя убить, требовала госпитализации в конкретную больницу; или без предупреждения наносила себе резаные раны и ожоги и требовала госпитализации для медицинского вмешательства.

Похожие записи