Преодоление сопротивления представлению о биполярном расстройстве как заболевании

Пациенты с биполярным расстройством, как и другие члены семьи, дают сильные реакции на материалы, связанные с психологическим просвещением. Эти материалы предполагают, чтобы участники признали биполярное расстройство заболеванием, которое неизбежно рецидивирует. Молодые пациенты, в частности, склонны противиться концепции рецидивирующего заболевания, особенно в гипоманиакальном состоянии; они пребывают в приподнятом настроении, а заболевание кажется им своего рода оковами. Более того, они чрезвычайно восприимчивы к стигматизации биполярного расстройства и других психиатрических диагнозов, и опасаются, что их поведение отныне станут трактовать как поведение сумасшедшего. Сопротивляются такой концепции и члены семьи. Родственники страдающих депрессией склонны считать расстройство злым умыслом и с трудом соглашаются признать роль биохимических нарушений. Разные виды противодействия медицинской концепции расстройства обычно вытекают из существующего в семье конфликта. Принятие идеи психического расстройства — болезненный процесс для пациентов и их родственников. Часто при обсуждении материалов по психологическому просвещению пациенты поднимают вопросы типа «Почему я? Почему сейчас? Как я буду жить дальше? Будут ли теперь люди относиться ко мне, как к психически больному? Нормализуется ли когда-нибудь мое состояние?» Родственники задаются не менее болезненными вопросами типа «Всегда ли мне придется за ним/ней ухаживать? Можно ли считать несбывшимися надежды, связанные с ним/ней?» Супруги/партнеры интересуются: «Стоит ли от него/нее уйти?» Задавая себе все эти вопросы, некоторые пациенты не сознают своей болезни, реагируют отрицанием реальности расстройства или признанием на словах концепции заболевания, продолжая при этом жить, словно ничего не произошло. Другие придают расстройству неадекватно большое значение и чрезмерно сбя ограничивают (например, одна женщина избегала любовных отношений, говоря, что никто не захочет с ней сближаться из-за перепадов в ее настроении). Сходным образом, члены семьи могут отрицать реальность расстройства или, наоборот, избыточно следить за здоровьем пациента, без меры ограничивая его по — ведение. Семейный конфликт достигает своего максимума, когда имеется несоответствие между стилями совладания с проблемой, например, когда пациенты недооценивают, а родственники переоценивают значение расстройства, или на — оборот.

Похожие записи